Хабаровское время
02:47
Суббота, 31 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
91.26 92.60
77.55 78.87
Котировки
РТС 1067 11.02
ММВБ 2688.45 10.49
Brent 37.84 0.28

О тяготах жизни в тылу в годы войны и сражениях на Дальневосточном фронте - из первых уст

09:3527.04.2020 2020

В преддверии юбилея Великой Победы личный состав Специального управления ФПС № 24 МЧС России встретился со старейшим ветераном пожарной охраны, с 93-летним ветераном Великой Отечественной войны Ткачуком Николаем Васильевичем. Он поделился своими воспоминаниями о годах войны, о службе в пожарной охране. Беседа получилась очень тёплой, душевной и познавательной.

Николай Васильевич Ткачук родился в 2 марта 1927 года, и жил до начала войны в Винницкой области, в городе Крыжополь. О начале войны ветеран вспоминает так: «В 50 метрах от нашего дома был вокзал, где проходила широкая железная дорога Москва - Одесса. Стояли воинские эшелоны. Однажды ночью мы спим, вдруг гром гремит, земля трясется. Мы не поняли, в чем дело. Оказывается, немцы начали бомбить. Я выбежал на улицу, посмотрел на небо – на меня летит бомба. Я закричал, упал, однако, взорвалась она дальше, летела по касательной. Отец крикнул матери, чтобы она собирала детей. Так нас 4-х полуголых ребятишек мама посадила на телегу, и мы уехали впятером в сторону Одессы, а дальше по железной дороге к бабушке».

Однако бабушку уже застать не удалось, к тому времени она эвакуировалась на Урал. Осталась только тетя Сима, старшая сестра мамы. Семья решила остаться там жить, но наступление немцев на Днепропетровск нарушило их планы. Семье пришлось снова собираться и ехать в Донбасс, где им дали комнату. Едва обустроившись на новом месте, пришла весть о том, что немцы заняли Запорожье. Николай Васильевич с семьей уехали в Луганск.

Во все время скитаний у них не было ни денег, ни средств к существованию, ни какой-либо толком одежды. Когда добрались до Ростовской области и оказались в очередной раз без крова, к ним подошла сердобольная женщина и рассказала, что в полутора километрах в маленьком поселке находится лесхоз, где хороший директор, который сможет их принять. Мама Николая должна была вот-вот родить, и семья потихонечку отправились туда. Директор выделил им помещение в строящейся конюшне, где сделали комнату. Вырезали окно, соорудили столик, палати, в углу поставили печь. Для будущего младенца повесили люльку. Там семья и осталась жить.

«Я работал везде. Сначала меня, 14-летнего крепкого парня, отправили валить лес. Сказали, что пеньки должны быть как можно ниже, ведь это санитарная вырубка. А чем ниже, тем ствол то толще. За день нам удавалось с напарником, таким же парнишкой, спилить 6 огромных деревьев. Рядом работали два дедушки, они за смену валили только 2 дерева. Затем спиленный лес на быках вывозили в мастерскую. Там из этих досок делали на зиму сани, а на лето повозки. Однажды, ко мне подошел директор и предложил поработать в кузнице. Я ответил: «Как скажете», хотя с этим делом никогда не сталкивался. Кузнец был механиком со знаменитого «Варяга». Он научил меня ремеслу. С ним вдвоем мы делали и подковы, и обода для колес, и тому подобное. Затем снова пришел директор. Глядя на мою бедную одежду, он предложил проработать в заводской мастерской. Он спросил: «На станке сможешь работать?». Я ответил: «Как скажете». Мастер, с которым мы работали, оказался очень нервным. На второй день он случайно получил травму руки, ампутировал пальцы. После этого, мы на станке стали работать с Наташкой, девчонкой немного старше меня», - вспоминает Николай Васильевич. Так, будучи в лесхозе он успел освоить много специальностей. Не отказывался ни от какой работы, причем за неё не платили ни копейки.

А жили тогда бедно. Однажды у соседей случился пожар. В те времена мыла не было, и женщины собирали золу, которую использовали вместо него. Они собрали её в деревянную бочку, накрыли тряпкой, а сами на Пасху пошли в церковь. По какой-то случайности эта бочка загорелась. Мама Николая прибежала звать его на помощь, с соседским мальчишкой они дружили. У горящего дома уже стояла цепочка людей, подававших из пруда воду в ведрах для тушения огня. Естественно, этой воды было недостаточно. Коля вспомнил, что в этом доме хранилась соль, видел, где лежала. Он, понимая ее ценность, бросился в горящую избу. Схватил соль, когда добежал до выхода, в этот момент обвалилась крыша. Соседи стали кричать: «Колька погиб». Но он не погиб, его просто завалило обломками. Когда он криками дал знать, что живой, в первую очередь передал соседям спасенную соль, а потом уже вылез сам. Это был первый раз, когда ему пришлось столкнуться с пожаром.

Детей у семьи было пятеро, включая самого Николая. Поэтому надо было как-то кормиться, одежды толком не было. Он стал задумываться, кем продолжать работать. В деревне ни завода, ни других предприятий не было. На тот момент его уже призвали в военкомат, поставили на учет. Он бегал по соседним населенным пунктам, иногда на 15-20 километров, разносил повестки. Когда приехал капитан-лейтенант из Владивостока, который подбирал себе команду, Николай стал убеждать его взять на службу. К тому времени он умел стрелять из всех видов оружия – пулеметов, минометов, мог бросать гранаты. Капитана смущал юный возраст будущего новобранца - 17 лет, но он, понимая ситуацию, решил забрать парня с собой.

Когда отправлялись на Дальний Восток, женщина, которая пришла провожать Колю вместе с мамой, отдала ему сапожки. Его были совсем рваные. «Приехали в Калиновку, сели на поезд и нас повезли. Ехали мы ровно месяц. Зимой, в Сибири, я остался босиком, сапоги мои развалились, из-за холода приходилось спать ногами к печке. На конечной станции, ребята выскочили и сразу побежали в баню, которая располагалась в пассажирских вагонах. А я сижу, метров 50 нужно бежать, а обуви нет. Решился, и побежал босиком. Там уже отмылись, получили обмундирование. Вот так я и попал в армию. Оттуда мы пешком дошли до станции, где располагалась наша часть, батальон морской пехоты», - вспоминает Николай Васильевич.

Военную присягу он принял при 78 отдельном стрелковом батальоне и с августа по сентябрь 1945 года автоматчик Ткачук участвовал в боевых действиях с милитаристской Японией на 1-м Дальневосточном фронте в составе 13 Гвардейской бригады морской пехоты. Он до сих пор хорошо помнит, как попали на войну. Во Владивостоке их подразделение посадили на корабль, с которого они должны были высадиться десантом в южнокорейском порту Сейсин. Он расположен в небольшом городке, окруженном сопками. Вход в него был один – через фарватер. На берегу, на огромной сопке, стояла японская артиллерия. Фарватер был заминирован, никакой корабль не смог бы пройти, вокруг бухты – окопы с солдатами. Ситуация казалась безнадежной. Однако помог случай. Утром у морского побережья был сплошной туман. Под его прикрытием десантная группа морской пехоты, в которую входил Николай Ткачук, на торпедных катерах высадилась на берег. На большой скорости эти катера буквально летели по поверхности воды. За счет своего небольшого размера им удалось обойти заминированные участки. Японцы, ожидавшие, что наступление противника произойдет ночью, не готовы были к сопротивлению. К тому же отсутствие у них автоматического оружия, были только карабины, позволили советским солдатам, относительно быстро захватить позиции. В Сейсине находились офицеры, шпионские школы, охраняли порт юнкера. Сам город не охранялся, потому что к нему не было подходов – берега были очень мелкие, корабли не подойдут, попасть в него можно было только через охраняемый фарватер. «Нам дали команду окопаться вокруг города, и не пустить в него ни одного японца. И сколько не пытались они пробиться, что только не делали – ничего не получалось. Только один раз на нашем участке вражеский офицер смог пробраться близко. Он переоделся в гражданское, и в нем не сразу смогли распознать лазутчика. Но когда он достал пистолет и хотел застрелить капитана, один из бойцов успел заметить это, прыгнул на капитана, закрыв от выстрела, а в это время другой лейтенант выстрелил во врага. Под гражданской одеждой нападавшего оказалась офицерская форма. В конечном итоге, японцам ничего не оставалось делать, они сдались. Мы поступили с ними гуманно, никого не стали убивать. Отправили их в штаб тыла, оттуда они уже как военнопленные разъехались по всему Дальнему Востоку», - рассказывает Николай Васильевич.

Демобилизовался ветеран в 1951 году. За боевые подвиги награжден медалями "За Победу над Японией", "За освобождение Кореи", орденом Отечественной войны II степени, многими юбилейными медалями.

В 1956 году Николай Васильевич переехал на постоянное место жительства в г. Комсомольск-на-Амуре. Здесь он отдал более 25 лет работе в пожарной охране. Сегодня он старейший ветеран Специального управления ФПС № 24 МЧС России, которое стоит на защите от огня и пожаров Амурского судостроительного завода. На заслуженный отдых Николай Ткачук вышел в 1995 году. Однако он по-прежнему ведёт активную патриотическую и воспитательную работу с молодежь. Встречи с ним всегда интересны, познавательны.

Ирина Бочкивская, Александр Альдиев

Фото из архива ветерана и Спецуправления ФПС №24 МЧС России

Автор видеоролика – Александр Альдиев


Понравилось? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

######### *#* ######### *## ###****** ### ##* *##* ####### *###* ##* *## ##* *## ####### *#####* ### ### ##* ##* ***##** ###*### ###*### #######* *######* *## ##* *## ####### #######* ########* *## #####* ####### ###**** ######### *## *#####* ####### ##* ##* *### *## ***### ####### ##* ##* *## *## ##* *## ##* *## ###****** ###***### ***##** ###*### ##* *## ######### *#######* ####### *#####* ##* *## ######### *#####* ####### *###* ##* *##
× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.